Театр Поэтической Песни
Елены Алексеевой


Украина, г.Запорожье

Наши друзья

 

Юрий ЦЕНДРОВСКИЙ

Отзывы о концертах

ЮРІЙ ЦЕНДРОВСЬКИЙ ЗАКОЛИСАВ ЗАПОІЗЬКУ ПУБЛІКУ СОНЯЧНИМИ СТРУМЕНЯМИ

        Минулої неділі, 18 грудня, пройшов концерт мало кому відомого серед запоріжців, але від того не менш достойного виконавця авторської пісні Юрія Цендровського. Він прибув до нас із Москви в межах туру по Україні на запрошення Театру поетичної пісні, художнім керівником якого є Олена Алексєєва. Публіка зібралась зріла, із очікуванням чогось дивовижного заповнила усі вільні місця конференц-залу БК «Титан», де відбулась творча зустріч.

        Юрій Цендровський – уродженець Нижнього Новгороду, з берегів Волги. Народився у родині професійних музикантів. Закінчив політехнічний інститут. Після двадцяти років почав писати пісні та вести активну концертну діяльність. Останні 15 років живе у Москві. Хоча це місто за духом йому не близьке: «Москва – место битвы, арена, а не место для человеческого существования», – відверто зізнається Ю. Цендровський. Своє пісенне життя в столиці Юрій розпочав завдяки легендарному автору-виконавцю Віктору Луферову, який запросив його в свій театр авторської пісні «Перекрёсток». Зараз Юрій Цендровський – артист московського Театру Музики і Поезії під керівництвом Олени Камбурової, член творчого об'єднання «Азія Плюс» і Cпілки літераторів Росії. Захоплюється туризмом, ходить сам у походи. Знаючи про це, запоріжці підготували йому скромний подарунок – книгу нашого знаменитого краєзнавця В. Супруненко про Запорізький край.

         У нашому місті Юрій побував вперше, виступивши з програмою «Вечная жажда своей тропы...». Музикант відкрив для себе, що голос залежить від країни, куди їдеш і не міг не відзначити особливості нашої: «Подъезжая к Украине, почувствовал мужественные нотки с хрипотцой. И понял: Украина – место, где нельзя легкомысленно порхать…». У своїй творчості Юрій бачить продовження традицій трубадурів: за допомогою пісень пробуджувати у людях чистоту і безпосередність дитячих відчуттів, нести любов та відкритість. Недарма його останній диск має назву «Небо Прованса», та присвячений середньовічним трубадурам. Під час концерту Юрій з кожною піснею все більше відкривав свою космічну душу публіці, а слухачі в свою чергу відкривали для себе унікальний стиль виконання пісень, балад. Дзвінкий і текучий голос Ю. Цендровського власне мені нагадував річку, яка з легкою тремтливістю, вібрацією спритно перекочується по камінцях.

        Важко вписати його твори у загальноприйняту видову структуру музичних напрямків: джаз, романс, класика, рок, фолк. У нього все це майстерно та імпровізаційно переплітається, але в кожній композиції я чула дух тої місцини, звідки родом автор. Про місця, описані у піснях, автор поділився дивиною: «Иногда бывает, что я пишу песню о городе, который вижу во сне, и потом по стечению обстоятельств попадаю в него». Так сталось з піснями «Прага» та «Прованс». Не оминув у своїй програмі і того, завдяки чиїм пісням навчився грати на гітарі – Булата Окуджаву, виконавши декілька його творів та розповівши про оригінальний спектакль театру О. Камбурової «Капли Датского короля», присвячений цьому видатному митцю.

         Розмаїття чітких образів, котрими наповнені пісні Ю. Цендровського, проносяться калейдоскопом у свідомості: від описів природи, звірів, сільського життя («Соколиная горка», «Деревенская зарисовка»), подорожей («Железнодорожная элегия», «Красильщик шерсти») до релігійно-філософської тематики («Шива и Шакти», «Псалом»). Тому часто слухачі говорять про те, що під час їх прослуховування у просторі виникають мальовничі картини. Музичний живопис – мабуть так можна охарактеризувати творчість Юрія. «Музыка, как река. Что размышлять о ней? Нужно входить в нее!» – закликав Ю. Цендровський. І завершився концерт піснею «Дом посреди Солнца», допомагаючи кожному видобути сонце всередині себе в той похмурий дощовий день.

 

Антоніна РЯХОВСЬКА,
ІСКРА», №51, 22.12.11

 


 

У ЭТИХ ПЕСЕН ДАЛЁКОЕ БУДУЩЕЕ

        В который раз убеждаешься, что главный и непременный компонент таланта – личность самого творца. По каким таким таинственным признакам мы определяем наличие этого самого компонента в человеке, общаясь с ним – для меня остаётся загадкой. Вот сидит перед тобой человек, потихонечку попивает чаёк с лимоном, весь из плоти и крови, как и все мы; обычные реакции, вроде бы бесхитростные суждения. Одно только понимаешь вдруг наверняка: этот человек как-то подключён к Богу, или, во всяком случае, точно слышит его шёпот. И невольно как-то робеешь перед ним. Несмотря даже на то, что и сам он кажется несколько робким.

         Удивительное сочетание некой застенчивости и достоинства сопровождает Юрия и на сцене. Мы видим то улыбку смущённого человека, то горделивую осанку польского короля. Печатью Личности наделены и его песни. Мы верим, что автор нам не врёт, потому что сам всё это видел, хотя бы и во сне: вечную Прагу, печального человечка, красильщика шерсти. Рассказ о них убеждает, потому что в повествовании участвует ВЕСЬ рассказчик – а по-другому, кажется, он и не может, потому что говорит только о том, что видел сам…  Такие песни обречены на то, чтобы быть вдалеке от мейнстрима. Слушая их, отчётливо понимаешь, что они ни на что не похожи, ни у кого не могут быть подсмотрены. И вместе с тем, только у таких песен может быть шанс на далёкое будущее, потому что В НИХ есть, что подсмотреть.

        Удивительная, почти неразрушимая цельность поэзии и музыки Юрия не случайна. Здесь и простая логика и интуиция художника. По первому впечатлению кажется, что в музыкальная форма песен Юрия невероятно сложна. Однако, к моему немалому удивлению выяснилось, что неожиданные, изысканные и невероятно выразительные мелодические ходы «спрятаны» в оболочке довольно аскетичной гармонии. Если можно выразить всю необходимую произведению музыкальную драматургию, обыгрывая один-единственный аккорд – зачем нужно что-то ещё? Сдержанная, и вместе с тем невероятно выразительная гармоническая линия в песнях Цендровского - его характерная черта. Вообще сочетание простой гармонической палитры и производимого художественного эффекта вызывает временами ощущение таланта, граничащего с гениальностью. Приходишь к этой мысли – и даже немного пугаешься. А между тем всё просто: такова сила Личности.

 

Жан СЕЛЕЗЕНЕВ,
музыкальный руководитель Театра поэтической песни

 

 

 


 

 

        Конечно, я, в определенном смысле, рисковала, приглашая в Запорожье  и, договариваясь о концерте в Днепропетровске неведомого здесь почти никому Юрия Цендровского. Хотя ФАКТЫ ЕГО ТВОРЧЕСКОЙ БИОГРАФИИ , на которые мне приходилось ссылаться, приглашая зрителей на концерт, были более чем: многолетняя дружба и сотрудничество с великолепным Виктором Луферовым, участие в ТО «Азия плюс», почти пятнадцать лет службы в  Московском Театре Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой…

         Выступления Юрия Цендровского оставили такие яркие и неординарные впечатления, что захотелось ими поделиться. Я не собираюсь разгадывать тайны его литературного творчества, и, тем более, анализировать его вокальные возможности, а также музыкальную составляющую его песен.

        Я попытаюсь поразмышлять совсем о другом.

        Но сначала — предыстория.

 

Театр Елены Камбуровой: «А он глядит в Пространство…»

         Когда-то очень давно, песня «Рассказ художника», исполненная Е.Камбуровой и слышанная мной единожды, почему-то запомнилась: картина – земля – облака – весь мир, и Тот, кто этот мир рисует… И  фамилия автора – Цендровский. Почему-то представился очень солидный мужчина в возрасте…

        В мае прошлого года, будучи в Москве на гастролях, посчастливилось попасть в  Театр Музыки и Поэзии на спектакль «Капли Датского короля» . В зал мы вошли последними, так как сидели на служебных местах в торце знаменитого «каплидатского» стола, расположенном вдоль первого ряда зрительного зала. Актеры , заходя в зал прошли мимо нас. Почему-то я его сразу узнала: хотя ничего общего с тем воображенным  когда-то солидным мужчиной, конечно, не было! Потом начался спектакль. Спокойная и мудрая работа. Разве чуть удивили музыкально-драматургические решения ряда песен, практически полностью дублировавшие то, что уже раньше было сделано самой Камбуровой. Но вот один человек не  вызывал подобных вопросов. Как своенравная зеленая трава, прорастающая во что бы-то ни стало, сквозь любую поверхность, при этом парадоксально не разрушающая гармонии окружающего пейзажа, он был абсолютно отделен  и в этом убедителен. Самостоятельная интонация Юрия вызывала ассоциации с интонацией самого Булата. Эта  непохожесть на других участников действа, пусть  правильных и точных , но предсказуемых, напоминала о личности Окуджавы, сосуществовавшего рядом с современниками, но отделенного от них неким Знанием, Высшим Знанием Художника. При всей цельности происходящего и примерно равнозначной нагрузке на актеров, персонаж Юрия как бы вышел на передний план. Возможно, в этом и состояла одна из постановочных идей режиссера. Он  не стал втискивать в некие, пусть и прекрасные рамки, индивидуальность, а  просто нашел ей уникально точное место на холсте общей работы. Личность актера и возникший образ Поэта  удивительным образом совпали и практически слились.

         Потом я узнала, что песни Окуджавы Юрий Цендровский исполняет с детства, и такое глубокое проникновение в суть окуджавского творчества не случайно. Многие годы Юра живет по законам гармоничного сосуществования  Быта и Бытия: собственно того, что несли и несут в себе личность и творчество  Булата.

 

Личные впечатления: «Я меньшую песню пою, что есть сил,
а большая – знает меня…»

        По роду деятельности мне приходится прослушивать огромное количество различных  песенных записей. Многое приходится учить специально. Конечно все это очень хорошие песни ,но … для общего дела. Давным-давно у меня не возникало желания взять в руки гитару и выучить что-то самой, потому, что просто очень захотелось. С песнями Юры произошло так: сначала они зажили полноценной  жизнью в моем личном пространстве, а потом их просто захотелось петь!

Разве этого недостаточно, чтобы такие песни услышали и полюбили другие люди?

Вот собственно и вся предыстория приезда Юрия Цендровского на Украину.

 

Театр-лаборатория Юрия Цендровского:
«И случится… Всё случится…»

         Не припоминаю, когда в последний раз я наблюдала такую единодушно-воодушевленную реакцию зрительного зала. Мгновенно возникающее ощущение подлинности происходящего. Мгновенное приятие стилистики произведений и исполнительской манеры. Поистине «музыкальная живопись»: оживающие перед внутренним взором картины и образы возникают не только в момент исполнения песен, но и спустя какое-то время, проявляются в твоем сознании, будто на фотобумаге. Порой кажется, что ты попал в некую магическую ловушку.

        «Я  сам так явно вижу то, о чем пою, что, благодаря этому, вероятно, транслирую мыслеобразы другим», - говорит Юрий.  Тут можно долго рассуждать о роли воображения и фантазии в системе Станиславского и о  применении этих составляющих актерского сценического самочувствия в том числе и для исполнения песен. В своей книге «Авторская песня как театр одного актера» Юрий Лорес пишет: «Чем реальнее видимые образы для актера, тем реальнее зрителю увидеть образы рассказываемого». Многие учатся этому долго и не всегда эффективно.

        У нас, скорее всего, другой случай: интуитивность в многолетнем поиске выразительных средств, давшая прекрасный результат! В сочетании с необыкновенной энергетикой    и самобытным обаянием артиста  - эффект потрясающий: создается ощущение, что тебя захватывает и несет бурный речной поток или необыкновенной мощности световой вихрь. В то же время богатство изобразительных возможностей, многообразие в сочетаниях ярких красок и полутонов, дает одновременно ощущение прозрачности и четкости – феномен кружева. Знак тончайшей и профессиональной работы. Чудо... Художник пишет в Пространстве свои чудесные картины...

        Человек, владеющий таким инструментарием, может быть чрезвычайно сильным в своем воздействии на окружающих!  При всем этом, ни тени превосходства или поучительства в общении со зрителями. Только открытая заинтересованность в диалоге с собеседником.

         Безграничное доверие слушателей к находящемуся на сцене рождает подлинное СОТВОРЧЕСТВО. Именно об этом и мечтает Юрий, когда говорит, что с его концерта каждый должен уйти со своей, звучащей в душе песней.  

        Такой вот волшебный импульс. Такой вот собственный ТЕАТР ПЕСНИ и ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ЮРИЯ ЦЕНДРОВСКОГО. Удивительного и удивляющего так высоко и истинно.

 

Елена Алексеева,
художественный руководитель Театра поэтической песни


Ссылки по теме

Рекламная информация

Отзывы о концертах

Фотогалерея

Записи передач "Нефальшивою струною"

Видео

Тексты песен

Афиши и полиграфические материалы

Дискография